"Молодежная газета" г.Уфа

Права человека против права на жизнь

Posted on: Январь 12, 2012


Пора пересмотреть законодательную базу в отношении ВИЧ-инфицированных, считает наш автор

 

Все мы, вступая в Новый год, надеемся на перемены к лучшему. Говорят, что рождаемость уже стала превышать смертность. Я такой статистики пока не нашел.

Но то, что рождаемость повысилась – несомненный факт. И слава Богу. У нас огромная страна, и для того чтобы ее обустраивать и оберегать, нужно много народа. Было бы очень интересно проанализировать, насколько рождающиеся сейчас поколения смогут выполнять свои социальные функции. Уж очень много в последние месяцы СМИ дают жутких репортажей о брошенных детях, младенцах, найденных на свалках, и т.д. Действительно, часто после обычного рабочего дня создается впечатление, что Малахову детских тем для душещипательных передач хватит еще лет на 20. Правда, удивляет накал страстей и возмущений, бушующих на телеэкранах. А в жизни?
В процедурном кабинете плачет четырехлетняя девочка. Она пришла с мамой на очередное обследование. И мама, и дочь ВИЧ-инфицированы. Мама лет пять назад познакомилась с ВИЧ-инфицированным папой. Конечно, свое заболевание он скрыл. Началась семейная жизнь. Вскоре он начал пить. Напиваясь, избивал жену, которую он, к тому же, еще и заразил. Разошлись. Теперь живут втроем: мама, дочь с ВИЧ-инфекцией и 8-летний сын от первого брака – единственный здоровый член семьи.
Замотанная бабушка два дня подряд приводит на обследование двух внучек 3 и 5 лет. Обе – ВИЧ-инфицированные. Тоже достаточно заурядная история. Для нас, не знаю, как для Малахова. Мамы у девочек нет. ВИЧ-инфицированная мама умерла месяц назад. Папа – наркоман, неизвестно где, давно болен ВИЧ, плюс к этому сектант, рьяный адепт действующей в Уфе казахской секты «Дар». Как и большинство членов таких организаций, существование заболеваний СПИД он не признает, поэтому не обследуется. Он и свою жену вовлек в эту же секту и убедил, что никакого СПИДа не существует. Более того, он запретил ей обращаться к медикам вообще и своих дочерей она рожала дома. Рожала и кормила грудным молоком, будучи уже ВИЧ-инфицированной, то есть на сто процентов обеспечила своим детям ВИЧ-инфекцию. А сейчас девочки остались на попечении бабушки. А их папа, по нашей информации, живет уже с другой женщиной, которая «почему-то» тоже сейчас ВИЧ-инфицирована.
Следующая ситуация. Пытаюсь по просьбе гинеколога уговорить 30-летнюю беременную согласиться на терапию, которая обеспечивает рождение здорового ребенка у ВИЧ-инфицированной матери. Попытка не удается. Женщина заявляет, что разговаривать не хочет, демонстративно завязывает рот шарфом и отворачивается к стене. Хорошо хоть удается у нее взять кровь на анализы. Разговариваю с ее матерью: окончила 9 классов, никогда нигде не работала. Рано вышла замуж, дальше – по накатанному пути: наркотики, тюрьма, опять наркотики, ВИЧ-инфекция. Муж умирает от «передоза». Теперь беременна от второго «мужа». Живет на инждивении матери. За 6 месяцев беременности ни одного анализа не сдавала, хотя знает, что ВИЧ-инфицирована. На обследование насильно привела мать. С врачами не разговаривает, потому что «она обижена, так как мать ее рано разбудила, не дала выспаться». Стандартная смесь диагнозов: беременность у ВИЧ-инфицированной истероидной психопатки.
И опять беременная. 18 лет, студентка колледжа, привела мать. Направлена на обследование из женской консультации. Одета с претензией на моду. Оба предплечья в многочисленных шрамах от самопорезов – демонстрировала суициды. Разговаривает не просто грубо, откровенно хамски, без малейшего стеснения. Реакция на ситуацию: «Вам это надо, вот и обследуйте». Проверка ее крови занимает несколько дней, но беспокоится только мать. Создается впечатление, что она обожает дочь и полностью подчиняется ей. Конечный итог такой же: беременность у ВИЧ-инфицированной истероидной психопатки. Путь заражения – половой. Позиция при повторной беседе не меняется: «Вы все напутали. Вам это нужно, поэтому вы это и «лепите». А у меня никакого СПИДа быть не может».
Одну ВИЧ-инфицированную беременную вообще на обследование привезли заведующая женской консультацией и старшая акушерка. Привезли на санитарной машине, можно сказать, насильно, чтобы в амбулаторной карте был хотя бы один анализ. У пациентки уже есть двое детей, через пару недель ей опять рожать. Будет ли она принимать терапию – большой вопрос. Хотя она не наркоманка. Она просто алкоголичка, как и ее муж и даже ее мама. Просто пьющая семья, каких много.
Уверяю читателей – это не специально подобранные «жареные» факты. Это повседневные впечатления обычной рабочей недели.
Но ведь родами процесс создания человека не заканчивается. Его нужно вырастить, многому научить и сформировать как личность. Желательно нормальную личность, а не психопатическую. Но я почему-то не очень верю, что большинство наших молодых мам успешно справятся с этой задачей.
Можно возразить. У нас, к счастью, рожают не только ВИЧ-инфицированные психопатки и алкоголички. Рождается много нормальных детей у нормальных матерей. И родители стараются их вырастить здоровыми, умными и воспитанными. И многим это удается. Я разговаривал с несколькими такими родителями. Интересная вещь: это одна и та же социальная группа – те, кого принято сейчас считать средним классом. Конечно, не врачи, не учителя и не инженеры – нефтянка, производство и продажа продуктов, госслужба. В семьях – двое-трое детей. Няни, репетиторы, балетные студии… Хорошие, воспитанные и ухоженные дети.
Только они тоже вряд ли будут охранять и обустраивать Россию. Их родители, все без исключения, планируют для них обучение за границей или, в крайнем случае, работу за границей после обучения в России. А уж об армии даже говорить неудобно. «Что вы, какая еще армия! Ни в коем случае». И опять статистика: около 350 тысяч россиян, в основном – молодые специалисты, ежегодно в последние годы уезжают из России в другие страны. Проблемы эти известны всем.
У меня есть только несколько вопросов, в основном, к тем, кто у нас занимается законотворчеством.
Как сдерживать эпидемию СПИДа, если, в соответствии с действующим законом, после выявления ВИЧ у одного из партнеров мы не можем сообщить об этом второму и заставить его обследоваться, если он не захочет? Как остановить зараженного ВИЧ-инфекцией человека, который умышленно заражает других? Да, пострадавший может обратиться в суд, но, как правило, никто это не делает. Да и кому это делать? Бабушке, потерявшей дочь и имеющей на руках двух малышей с ВИЧ-инфекцией? Да и не до того ошарашенному известием о наличии у него ВИЧ-инфекции человеку, чтобы сводить счеты с заразившим его партнером. Как бороться с наркоманами и алкоголиками, если эта публика лечиться не хочет, а принудительного лечения у нас нет? Идет рост всех медико-социальных заболеваний: СПИДа, наркомании, алкоголизма, туберкулеза. Психическая патология пограничного уровня стала уже нормой. А это еще и рост преступности. Все действующее законодательство ставит во главу угла права человека.
Да, права человека – важная вещь. Но ведь существует еще и понятие ответственности человека. Или уже не существует?
И вновь возникает пресловутый российский вопрос: что делать? Или продолжать не делать ничего?

Юрий Анохин,
заслуженный врач РФ И РБ,
врач-психиатр Центра СПИД РБ.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Самое читаемое

Рубрики

Топ кликов

  • Нет
%d такие блоггеры, как: