"Молодежная газета" г.Уфа

Царь Иван

Posted on: Декабрь 15, 2011


Охлобыстин принял участие в озвучивании мультфильма

 Уже совсем скоро, 29 декабря, выходит в прокат российский мультфильм «Иван Царевич и серый волк». Смешная и захватывающая сказка, где действуют герои, хорошо знакомые всем с раннего детства: Василиса-Премудрая, Иван Царевич, Серый Волк, Баба Яга, ученый кот. В озвучивании приняли участие многие известные актеры – Артур Смольянинов, Лия Ахеджакова, Сергей Гармаш, Виктор Сухоруков. Сказочный царь говорит голосом Ивана Охлобыстина. Актер рассказал «МГ» о том, как проходила работа.

– Недавно вы заявляли о своем желании баллотироваться в президенты. Это как-то связано с тем, что вы озвучиваете царя?
– Напрямую. Как только я начал работать в этом мультике, меня посетила мысль, что неплохо бы стать президентом. Логично одно на другое ложилось, и я вот последовал этой прямой логике.

– Ваш царь ближе к каким мультяшным персонажам – американским или российским?
– Скорее всего, он относится к титульной русской нации, потому что он наивен. Потому что он добрый, умеет прощать, иногда выглядит нелепым, но это не мешает ему совершать какие-то героические поступки и признавать свои ошибки. Все цари, как положено царям, – самодуры, любящие отцы и люди с гражданской позицией.

– Какие у вас в детстве были любимые сказки?
– Я очень любил мультик про Карлсона, мне нравились «Бременские музыканты», я все время плакал под колыбельную про Умку. Много было мультиков хороших, единственное – я никогда не понимал «Ежика в тумане».

– Как вы считаете, почему сейчас дети не очень любят старые русские фильмы-сказки?
– Они их пересмотрели досыта. По тридцать пять раз. Мои дети смотрели все советские мультики, раз по двадцать. Просто у нас нет больше мультиков.

– Американские мультфильмы вы разрешаете смотреть детям в свободном порядке или как-то следите за этим?
– Вы знаете, я стараюсь следить за этим, но не всегда уследишь, и потом к мультику всегда больше доверия, чем к фильму, хотя бывают и похабные мультики. Вот «Мадагаскар» второй мне не понравился, там весь юмор ниже пояса. В общем, это не для детей. «Шрек» третья часть не понравился – это уже такой паразитизм, выдавливание из мокрой тряпки всего что можно. Но у нас есть любимый «Ледниковый период», ну и вообще много хороших мультиков не только отечественного производства.

– В чем воспитательная роль старых советских сказок, мультфильмов?
– Главный педагогический элемент, присутствующий в русских, советских мультфильмах, это тот, что хорошим мультик можно сделать, не снимая трусов с главных действующих лиц, не разговаривать все время про «буки», про «каки» и про все остальные не-мультипликационные реалии. Как-то вот раньше обходились.

– Какой, на ваш взгляд, самый колоритный персонаж у этих старых сказок?
– Наверное, Карлсон все-таки, еще барон Мюнхгаузен мне нравился. А в русских сказках Иван-дурак, тут уж никуда не денешься. Это наше коренное, без этого мы не двинемся ни на йоту вперед к революции.

– Почему?
– Ну должны мы быть дураками, чтобы переступить через здравый смысл и поверить, что на деньгах не все кончается.

– Позволили бы вы своим детям читать и с какого возраста, например, «Лолиту», «Сто лет одиночества»?
– «Сто лет одиночества» я бы позволил читать по мере того, как они достигли бы той возрастной планки, когда можно понять это произведение. Потому что его нужно воспринимать в комплексе. «Лолиту» я бы вообще не рекомендовал читать.
Я не вижу в Набокове ничего такого, за что можно было бы «ах» сказать. Я не страдаю «шорами на глазах», у меня очень широкий информативный допуск, но, тем не менее, некоторые художественные произведения можно исключать из списков общеобразовательных материалов.

– А от каких фильмов, книг, музыки вы бы хотели оградить своих детей?
– Вы знаете, в каждом культурном направлении есть хорошее и плохое. Как правило, плохое это то, что паразитирует на основе этого художественного произведения, за счет каких-то тривиальных, базовых, импульсивных чувств биологического свойства. Не знаю, наверное, на этот вопрос нет ответа, потому что не может быть толковой технической рекомендации по пунктам. Я надеюсь, что мне удастся воспитать в собственных детях вкус, и перед тем как они самостоятельно столкнутся с этим океаном информации, у них уже будут такие верстовые столбики внутри их сознания. Ведь нет проблемы с информацией в современном мире, есть проблема с ее систематизацией.

– Имеет ли право родитель вообще ограничивать своего ребенка от просмотра, прочтения чего-то?
– Родители имеют право на все, потому что родители – это родители. Об этом дети не должны забывать.

– У вас много детей, не возникало ли идеи самому написать какую-нибудь детскую книгу, сказку?
– Сказка всегда была самым тяжелым видом литературного художественного произведения, потому что хороших писателей много, а сказочники – наперечет, Астрид Линдгрен, братья Гримм, Ханс Кристиан Андерсен. Ну еще можно вспомнить троих-четверых, включая Бажова. Это самый сложный жанр, он выверяется столетиями, это бриллиант на небосклоне, потому что вершиной нашей интеллектуальной и умственной деятельности является все-таки воображение и способность мечтать.

– Что вы читали сами, когда были ребенком?
– Вы знаете, я даже помню первую толстую книжку, которую я пытался освоить. Это была книжка авторства писателя Алтаева, позже выяснилось, что это женщина, это был гигантский труд, он меня прельстил количеством страниц больше, чем содержанием. Прочесть я его не смог. Пожалуй, свое ознакомление с серьезной литературой я начал с «Мастера и Маргариты», которое мне мой папа дал еще перефотографированную на листах, когда еще не печатали. Я так понимаю, что это была копия-фотография с издания в «Новом мире», подшитая. Я, захлебываясь от восторга, читал это. Ну и Соловьев, естественно, «Хаджа Насреддин», еще я очень любил «Чиполлино». Однажды украл в библиотеке книжку и был с позором пойман, раскаялся. Тогда же мало было книг, и мы с одноклассниками обменивались. Я давал, предположим, Виктора Гюго, мне давали Дюма. Роман Виктора Гюго «Отверженные» очень нравился, из серьезных, массивных литературных произведений это одно из первых, что я прочитал.

– Чем вас заинтересовала работа именно с этим мультфильмом и роль царя?
– Признаюсь честно, с учетом своих биологических данностей, я понимаю, что озвучивать мультики – это мой идеальный приработок на старость, потому что голос, как и внешность, у меня не идеальные, не как у Леонардо ди Каприо. Скорее всего, мне будут доверять, в лучшем случае, если мне удастся просочиться в эту мультяшно-озвучательную мафию, – всяких подонков. Я с удовольствием буду их озвучивать от всего сердца. Обязательно где-то найдется скрипучий персонаж, которого потом победят или который потом раскается. Вот это мой приработок на старость, который я себе заготовил. Ну еще и ювелирное производство. Я хочу, как полковник Аурелиано Буэндиа из упомянутых «Ста лет одиночества», в старости закрыться в мастерской и лить золотых рыбок, чтобы потом дарить их бедным девчонкам.

Дмитрий ФАЙЗУЛЛИН.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Самое читаемое

Рубрики

Топ кликов

  • Нет
%d такие блоггеры, как: