"Молодежная газета" г.Уфа

Без права на ошибку

Posted on: Ноябрь 17, 2011


Отклик на статью «Школа жестокости, или Как защитить образование от вируса насилия»

 

Как защитить образование от жестокости?
Каковы причины возникновения агрессии в отношении учителей? Кто и как должен защитить учителя от ученической агрессии?

Это далеко не все вопросы, которые задает Екатерина Волкова в своей статье. Среди них нет только одного: «А кто защитит ученика от учительской агрессии?» Он сам? Может, потому он и выбирает «лучший метод защиты» – нападение.
Школа – это большой дом, большая семья (особенно сейчас, когда все укрупнили). По каким законам живет эта семья? Кто их пишет, эти законы?
В хорошей семье, где есть родители, старшие и младшие дети, где нет жестокости и насилия, законы создаются всеми членами семьи, тогда их легче соблюдать. Такие семьи живут по законам добра и красоты, а там, где «купаются» в любви и добре, они учатся «плавать» и, войдя во взрослую жизнь, несут в себе добро, взятое в семье. Если взрослые не создают такой мир, то дети организуют свой, часто бессмысленный и жестокий, и тогда плохо всем.
С чем ты идешь каждый день к своим детям? С раздражением от усталости, с обидой от низкой зарплаты (хотя знаешь, что дети в этом виноваты меньше всего), тогда эти дни превращаются в каторгу, а дети – в старших и младших каторжан. А на каторге уже не жизнь, а существование, жалкое существование, где выживают только сильные, но не всегда сильные духом.
Конечно, бывает, и в хороших семьях вырастают жестокие дети (в семье не без урода), но это все-таки не правило, а исключение из него.
Такие заголовки, как «Школа жестокости, или Как защитить образование от вируса насилия», уже прямо говорят, что далеко не все в порядке у нас в этой сфере и впору бить в набат. Вот и бьем. Услышат ли? Найдем ли ответы, представленные в обсуждении на сайте?
«Ученики или изверги? Есть ли основание бить тревогу?». Формулировка вопроса настораживает. Коварный смысл союза «или» в категоричности: или – или, третьего не дано. Ну а если дано? Тогда как? И какое название этому «третьему» дать? Может, оставить прежнюю формулировку: ученики и учителя. Ведь союз «и» в русском языке относится к разряду соединительных.
Если это школа, то ученики, конечно. В школе, как в зеркале, отражается государство. Это своеобразное государство в миниатюре. К набату мы пришли не сразу. Тлело давно. И вот из искры возгорелось пламя. Пламя жестоких страстей, когда мы, наконец, получили долгожданную свободу, а что с ней делать, не знаем. И вошли 90-е годы в историю под названием «лихие».
Человек живет в пространстве и во времени. Пространство он волен изменить, а время никто не может подчинить.
Ребенок – 11 лет в школе. Какие они, эти 11 лет? Школу он может поменять (только в другой может быть еще хуже), а вот время…
Помните, выпускник в фильме «Доживем до понедельника» раскрыл тему сочинения «Что такое счастье?» одной фразой: «Счастье – это когда тебя понимают». Понимают постоянно, каждый день и принимают каждого, а не избранного таким, каков он есть, и своим отношением делают его лучше, а не будят в нем зверя.
У нас ведь не случайно возник вопрос о толерантности. А это еще что такое? Может, это умение принимать другого человека и уважать его, а не издеваться над ним только потому, что он другой.
Учитель обязан обладать многими умениями, он должен быть отличным психологом – в этом кроется его индивидуальный подход к каждому. Ведь они такие разные! И семьи, где они растут, тоже разные. У учителя есть только одна власть – власть любви. Равнодушного человека, жестокого и злого, они распознают сразу и будут отвечать ему тем же: дети любят взаимность.
Очень многое в отношениях учителя и ученика зависит от искусства делать замечания. Именно от искусства. Как важно не унизить, не обидеть твоего подопечного. Они этого не прощают.
Не знаю, как прозвучало замечание учителя, после которого ученик превратился в «изверга» и схватился за нож. И пережил ли этот учитель не только физическую боль, но и моральную вину, что случилось так.
Учат ли студентов педагогических вузов разрешать нестандартные ситуации, потому что учитель сродни саперу: он не имеет права на ошибку. Какой находить выход: чтобы не доводить ситуацию «до ножа»? Или просто дают формулы и «теорию вопроса»? Ведь не все учатся там по призванию, которое помогает быть, а не казаться учителем. А если пришел туда получить высшее образование (сейчас это именуется «вышкой»), а там – посмотрим… Вот и смотрим. Опять с «или».

Соратники или покупатели?
Если родитель «покупает» ваши услуги, то он всегда прав?
Может, устарели мои взгляды, но думается, что школа все-таки – государственное учреждение (не беру частные). И не услуга это (напоминает «медвежью), а обязанность давать полноценные знания (хорошо бы классические) и воспитывать хорошего (счастливого) человека. Или это уже отменили, переведя все на деньги? (Тогда, конечно, покупает).

Партнеры или конкуренты?
Если это коллектив единомышленников, то коллеги (раньше это так называлось). Сейчас многие слова вытеснены, пришли другие: «партнеры по бизнесу», например, у всех на слуху. Так вот слово «единомышленники» не связывается со словом «борьба», поскольку это всегда противоборство, и тут уж надо спросить с тех, кто создает эту почву (вводя оценочные баллы, надбавки, зависящие от милости вышестоящих: попал в немилость – никаких тебе надбавок!)

Отец родной или диктатор?
Добрались-таки до «высокого». И не отец родной (у нас уже был «отец всех народов»), и не диктатор. Кто он вообще такой, директор, чтобы зависеть от его плохого настроения или вздорного характера?
Прежде всего он должен быть умным (а ум – это умение разбираться в людях). Обязательно умным! Представляете, если директор – дурак? Сформирует коллектив себе подобных, вот тогда-то все и начинается. Тогда-то, вернувшись к предыдущим темам, возникают слова после союза «или» и появляется ряд: «изверги», «покупатели», «конкуренты». И тогда школы нет, потому что «рыба гниет с головы».
Учителю, переступающему порог школы, надо помнить: там его ждут, и он обязан оправдать эти ожидания – всех вместе и каждого в отдельности.
Помнить, что школу жестокости не могут создать дети: это дело рук взрослых, поэтому, чтобы защищать образование от вируса насилия, надо знать, кто является родоначальником его. Ведь, по определению С.И.Ожегова: «Вирус – мельчайший микроорганизм, возбудитель заразной болезни», заметьте – «заразной болезни».
Многим кажется, что в образование стали часто проникать такие внезапные вирусы, что и методов борьбы-то с ними – ищи не ищи – не найдешь. ЕГЭ, например. Чем не вирус? И проник в образование, заразил – болей теперь ученик, учитель и родитель. Вот тут мы все вместе, называется это «всеобщее заболевание». Эпидемия.
Вирус на то и вирус, чтобы проникать, никого не спрашивая. Тут уж одно только: переболеть и в живых остаться, чтоб сил набраться, вакцину изобрести, чтоб очередной вирус встретить. Называется он просто – вирус очередной реформы.
Как видите, жизнь не стоит на месте, подкидывает и подкидывает новые темы для обсуждения…
Инструментом учителя является слово и надо, произнося его, всякий раз думать: «Как мое слово отзовется?» И не произносить случайных, обидных и ненужных…

Тамара Мельникова,
педагог, отличник просвещения.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Самое читаемое

Рубрики

Топ кликов

  • Нет
%d такие блоггеры, как: