"Молодежная газета" г.Уфа

Добровольное самоубийство,

Posted on: Сентябрь 22, 2011


или Спидоносная работа
«Можно проконсультироваться, но только анонимно?» Через пару минут я в очередной раз слушаю довольно стандартную историю. Похожие я слышал уже десятки раз. Правда, для рассказчицы ситуация сверхактуальна. Женщина очень волнуется. Два года назад она вышла замуж, вскоре родился ребенок. А на днях она случайно увидела у мужа приглашение на осмотр в инфекционный кабинет поликлиники. Потребовала у мужа объяснений. Муж толком ничего не объяснил, путался, в конце концов сказав что-то типа «тебя это не касается».

Естественно, женщина не успокоилась, каким-то образом узнала, что муж наблюдается с заболеванием под шифром В-20. Дальше – просто. В Интернет – и вот открытие. У мужа-то СПИД. Опять допрос, уже с эмоциями. Но он на эту тему разговаривать не хочет. Поэтому она приехала к нам, узнать «все» о муже. Хотя сказала, что с ним все равно разведется. К сожалению, приходится отделываться обычными рекомендациями обследоваться ей и ребенку. Никакой информации о муже мы дать не имеем права. Женщина умоляет сказать, был ли муж болен до знакомства с ней или заразился уже после свадьбы? Наркотики он никогда не употреблял, поэтому факт возможной измены не дает ей покоя. Получив отказ, разочарованная уходит, пообещав подумать об обследовании. На столе остается бумажка с паспортными данными мужа. Проверяю ее по нашей картотеке. Болен с 2003 года, женился в 2009. Обследуется крайне редко. Регистрируя брак, он, конечно, знал о наличии ВИЧ-инфекции. При оформлении амбулаторной карты пациент дает стандартную расписку о том, что он предупрежден, что является возможным источником заражения. И женщина, скорее всего, уже тоже инфицирована. И вряд ли она разведется. На обследование она не пришла, хотя прошло уже больше двух недель. Я видел достаточно похожих ситуаций. Поплачет, поскандалит и смирится. Хотя речь-то идет о преступлении: УК РФ от 13.06.1996 г., гл. 16, ст. 122, часть 2. Заражение другого лица ВИЧ-инфекцией лицом, знавшим о наличии у него этой болезни, наказывается лишением свободы на срок до 5 лет.
Никто из женщин, попавших в похожие ситуации, ни разу даже не заикнулся о возможности обращения в суд для привлечения к ответственности заразившего ее партнера. Реакции всегда одинаковы – шок, слезы, негодование – и, как итог, смирение, приспособление к новой сложившейся ситуации.
Почему? Задавал этот вопрос многим женщинам. Страх потерять семью, поменять уже обретенный жизненный уклад? Или любовь? А может, убеждение, что выбирать нового мужа неоткуда, что «всех нормальных» разобрали. А тут, хоть и с ВИЧ-инфекцией, все-таки муж и отец ребенка.
Не хотелось бы, чтобы такие ситуации были восприняты только с любимой многими женщинами позиции, мол, «все мужчины – подлецы».
Вот другая история. Молодая, модно и дорого одетая беременная женщина с направлением из женской консультации на обследование: подозрение на ВИЧ-инфекцию. Разбираемся, проверяем. В итоге выясняется, что это наша старая пациентка, бывшая работница секс-бизнеса. Девочка работала на панели, заразилась ВИЧ, наблюдалась у нас. Став постарше, решила «строить жизнь с чистого листа», то есть сделала соответствующую маленькую операцию и подобрала себе «перспективного кадра». Он – нефтяник, работает вахтами. Семья получилась обеспеченная. Она меняет фамилию, адрес и исчезает из нашего поля зрения. Естественно, о наличии у нее ВИЧ-инфекции мужу она ничего не говорит. Показываю ей ее расписку. «Мало ли что вы могли тогда мне подсунуть?» Спрашиваю прямо: «Вы мужу расскажете правду? Ведь его надо обязательно обследовать». Обещает, явно лишь бы от нас отвязаться. «Не побоитесь?» «А чего мне бояться? Если любит – простит!» Вот такая «мера любви».
Диалог по телефону доверия. Звонит молодая женщина: «Доктор, у вас в Центре занимаются очисткой спермы?» «Нет, это довольно сложная и дорогостоящая прцедура. Почему вас интересует эта проблема?» «А может у здоровой женщины родиться здоровый ребенок от ВИЧ-инфицированного партнера?» – «Может, вам лучше подойти к нам в Центр и подробно поговорить с нашим гинекологом. Желательно, вместе с партнером. Давайте я договорюсь о встрече». – «Нет, он не может прийти». – «Почему, ведь проблема важна для обоих, насколько я понимаю?» – «Он сейчас сидит в тюрьме и у него ВИЧ. Но он очень хочет ребенка, и я тоже очень хочу».
А мне хочется спросить: «А на свободе и без ВИЧ-инфекции тебе никого не найти?» Заканчиваем разговор. Девушка собирается на свидание в колонию. Я часто бываю там по работе и знаю, как заключенные ловят таких простушек-«заочниц». Особенно когда маячит освобождение, а возвращаться некуда. И опять возникает вопрос – что это? Страх одиночества? Желание быть «не хуже людей»?
Но ведь человек фактически убивает тебя. Почему же ты не хочешь, чтобы он заплатил за это? Женская доброта? Но в определенной ситуации женщина может быть очень жестокой, даже беспощадной. Я видел женские драки. Это страшное зрелище. Помню необыкновенно красивую девушку, которую оформлял на судебно-психиатрическую экспертизу. Грабеж с нанесением тяжких телесных повреждений. Они с подругой отняли сумочку и искалечили старушку-пенсионерку. Причем искалечили «с досады». В отнятой сумочке было всего 40 рублей. Даже на бутылку водки не хватило.
Так что вряд ли эта тенденция – прощать заразившего тебя опаснейшей болезнью человека – обусловлена добротой. Должны быть какие-то другие мотивы. Какие? Очень важно разобраться. Мне кажется, что если бы прошла пара таких судебных процессов с соответствующим освещением в СМИ, задумались бы многие, и не только ВИЧ-инфицированные.
Помню одну маму, сокрушавшуюся у меня в кабинете, говоря о сыне: «Он как узнал, что у него ВИЧ, решил дожить красиво. И теперь каждый день по ночным клубам каждый день с новой девушкой. Последнее здоровье растратит».
А пока – статистика: за 2011 год впервые выявлено 1330 человек с ВИЧ-инфекцией. Из них 877 мужчин и 453 женщины. Половым путем из них заразились 408 человек, то есть 31 процент. Это только те, кого мы теперь знаем. А сколько их всего?

Юрий Анохин,
заслуженный врач России и РБ.

Advertisements

комментария 2 to "Добровольное самоубийство,"

«…за 2011 год впервые выявлено 1330 человек с ВИЧ-инфекцией». Позвольте уточнить где? В Уфе, в Башкирии?

И Спасибо за статью. Надо вести статистику и почаще напоминать людям.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: