"Молодежная газета" г.Уфа

Будни Ижена, или Про самых крепких парней Индонезии

Posted on: Май 6, 2011


Серное «поле битвы» на дне кратера Ижен ежедневно привлекает в бездну сотню желающих.

На плечах и на своих двоих несут рабочие по скользкой горной дороге тяжеленные корзины к месту взвешивания, затем дальше – для погрузки.

 В три часа утра первые рабочие достигают кратера вулкана. Пламя метровой высоты выстреливает в ночи, поскольку серный газ воспламеняется на открытом воздухе.

Прежде чем начать добывать серу, они должны потушить огонь. Рабочие бросают ведра воды на пламя, которое шипит и пузырится у их ног. Вулкан извергает высокотоксичные пары серы температурой более 200 градусов. С помощью труб пар собирается на дне кратера и конденсируется в жидкость, которая капает с отверстий и затвердевает при реакции с кислородом, образуя желтую породу, так называемое «желтое золото». На рабочих влажные респираторные повязки. Они кашляют, когда пар проникает в легкие, но работают в полной тишине. С помощью железных палок они дробят желтую скалу на подходящие для транспортировки куски, которые кладут в тростниковые корзины, соединенных между собой ротанговой палкой, на плечах и на своих двоих несут их по горной скользкой дороге к месту взвешивания, а потом – к месту погрузки. Им нужен один час, чтобы подняться два километра наверх из ядовитой бездны с полными корзинами серы, тогда как спуск налегке занимает всего 15 минут. Из-за постоянного ношения подобной тяжести кости на их плечах срастаются неправильно. У Арди, который уже 10 лет работает здесь, образовалась незаживаюшая рана на плече, залечить которую просто нет времени. Каждые несколько шагов рабочие останавливаются и перекладывают вес с одного плеча на другое. Часто приходится ждать порыва ветра, который развеет едкое облако серы, только тогда они смогут продолжить свой путь. Подскользнуться на крутом склоне означает верную смерть, или, по крайней мере, серьезные увечья. Арди видел, как такое уже случалось с его коллегами. Здесь нет страхового полиса, надбавок за вредность и даже обычного договора. Они работают и подвергают жизнь опасности на свой страх и риск. Большинство добытой индонезийской серы продается напрямую сахарным фабрикам, находящимся поблизости, которые используют ее для отбеливания сахарного тростника. Остальная часть добычи используется в фармацевтической и химической индустрии для производства лекарств и удобрений в Сурабайе, что находится в 200 км отсюда. На самом деле, сера никому не нужна, даже этим нескольким компаниям. В индустриальном мире никто не добывает серу, поскольку она считается побочным продуктом природного газа и необработанной перегонки нефти, которых и так в избытке. Вообще-то, индонезийская сахарная фабрика могла бы, например, спокойно покупать серу на мировом рынке, преимущественно с мусорных отходов. Единственная причина, по которой они этого не делают, – нанятые шахтеры все еще дешевле, несмотря на большой риск и непоправимый урон, причиняемый их здоровью. Ява бедна и перенаселена. 130 млн человек живет на острове, и населенность острова в 12 раз плотнее Камбоджи. В окрестностях Ижена лавинная зола обеспечила хороший урожай полям из сахарного тростника, кофейным плантациям и рисовым террасам, что граничат с вулканом. – Но там нет работы, – говорит Арди, один из шахтеров. – Если повезет, можно пособирать что-то на протяжении двух недель, хотя это малооплачиваемая и нерегулярная работа. Однако даже за этим люди стоят в долгих очередях. В противопоставление этому добытчики имеют что-то похожее на регулярную работу, с 1968 года поднимая наверх ежедневно восемь тонн серы. – Эти люди отчаянные. С другой стороны, никто не сможет делать такую работу, – говорит местный гид. Самая большая опасность исходит от изумительного бирюзового цвета озера, которое усеяно серными источниками и покрывает две трети дна кратера. Геологи считают его «самым большим резервуаром кислоты в мире», поскольку его «вода» – это едкая смесь хлорной и серной кислоты. А принимая во внимание непредсказуемость извержения вулкана, делает его и самым опасным. Смертельная, опасная красота! С 1991 года геологи внимательно наблюдают за повышающейся активностью вулкана. Лучшее лекарство от серного запаха, как ни странно, – курение, говорят рабочие. Уже после пары месяцев такой работы шахтеры теряют вкус и обоняние. Полмесяца рабочие проводят на шахте, спят в бараке у подножия горы без воды и электричества. Душ они смогут принять только спустя две недели, когда свежая партия шахтеров придет их заменить. Арди проделывает путь до кратера и обратно два раза в день и с удовольствием позирует иностранным туристам на цифровые камеры. Он счастлив и утверждает, что не смог бы найти работу лучше, чем эта. Эти люди в Индонезии уважительно зовутся «крепкими парнями» . У себя в деревнях они считаются элитой рабочего класса из-за тяжелой работы и домов, которые они могут построить на заработанные деньги. Работа, сопряженная с большим риском для жизни, тем не менее, обеспечивает их крышей над головой и возможностью мирно жить в тени вулкана Ижен.

Антон и Рита (Travelovers). Фото авторов.

Все фото к материалу.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Самое читаемое

Рубрики

Топ записей & страниц

Топ кликов

  • Нет
%d такие блоггеры, как: