"Молодежная газета" г.Уфа

Зона сталкеров

Posted on: Апрель 21, 2011


В этом году исполняется 25 лет с момента трагедии, произошедшей на Чернобыльской АЭС

 По своим масштабам и последствиям она явилась крупнейшей и тяжелейшей катастрофой в истории атомной энергетики. 26 апреля 1986 года взрывом была разрушена активная зона реактора, уничтожены защитные барьеры и системы безопасности. Наружу были выброшены осколки графита, разрушенных тепловыделяющих элементов, частицы ядерного топлива и обломки оборудования. Раскаленные газы поднялись на высоту нескольких километров в виде облака, а затем, опустившись на землю с осадками, превратили в источники радиоактивности леса, траву, реки, почву, строения.

Согласно официальным оценкам трех стран (России, Украины, Республики Беларусь), от чернобыльской катастрофы так или иначе пострадали по меньшей мере более 9 миллионов человек.
В период с 1986 по 1990 гг., к работам в зоне ЧАЭС (сооружение объекта «Укрытие», пуск 1, 2 и 3-го энергоблоков, дезактивации промплощадки ЧАЭС, захоронение радиоактивных материалов и оборудования объектов) были привлечены свыше 800 тысяч граждан СССР, в том числе более 200 тысяч человек из России.
Не понаслышке о работе ликвидаторов знает председатель правления общественной организации «Союз Чернобыль» города Уфы Фарит Бахметов. В 1986 году 21-летний Фарит Бахметов был военнослужащим в Красноярске, именно оттуда его направили на Чернобыльскую АЭС.
– Я приехал на станцию работать, поэтому у меня просто не было времени на эмоции и переживания. – рассказывает он. – Этот объект находился в компетенции министерства, к которому мы принадлежали – Министерство среднего машиностроения СССР осуществляло функции по управлению атомной отраслью промышленности и обеспечивало разработку и производство ядерных боезарядов. Я примерно представлял, с чем придется иметь дело, ведь мы строили ядерные объекты, но масштабы катастрофы оценил только на месте. Я был уверен в себе, ведь мне предстояло заниматься делом, которое я знал. На самой станции я работал больше месяца, мы закрывали крышу 4-го энергоблока.
Я знал, как себя вести, что не нужно делать и куда не следует заходить. Многие не понимали, что такое радиация и чем она опасна. Ее ведь не услышишь и не увидишь, у нее нет ни вкуса, ни запаха. Вновь прибывшие ликвидаторы не всегда уделяли внимание элементарным правилам безопасности: заходили в зал управления, чтобы рассмотреть аппаратуру, снимали респираторы, брали пыльными руками сигареты. Я старался предупредить таких людей, что последствия могут будут страшными, но какова может быть реакция 50-летнего вояки на замечания молодого парня? «Пацан, ты что, нас жизни вздумал учить?»
Лучшая защита от радиации – знания. Именно от их недостатка и возникает страх: важно быть психологически спокойным (медики называют радиофобию одной из главных причин заболеваемости и смертности среди ликвидаторов и жителей причернобыльских территорий – прим. авт.).
Рисковали жизнью дозиметристы – они проходили первыми и составляли карты местности, ведь радиационный фон не был везде одинаковым (куски топлива, замаскированные грязью или битумом «фонили» до 400 рентген в час при общей картине от 200 миллирентген – прим. авт.). Когда мы выходили на смену, наша работа была четко распределена: две минуты отработал и отбежал. Часами там не работал никто – слишком большая доза радиации.
Многие ликвидаторы аварии на Чернобыльской АЭС – выходцы из Башкирии. Только в уфимском «Союзе Чернобыль» состоят 880 членов. Несмотря на это, в Башкирии до сих пор нет памятника ликвидаторам. 25 апреля мы планируем заложить первый камень на месте будущего монумента, он будет располагаться в сквере около Дворца Химиков. А 26 апреля в 15.00 в ГДК пройдут торжественные мероприятия, посвященные 25-й годовщине аварии на Чернобыльской АЭС.
То что сейчас происходит на «Фукусиме», пугает людей потому, что мало кто действительно понимает, что там случилось. Люди связывают радиацию только с атомными электростанциями, но ведь мы сталкиваемся с ней и в обычной жизни: космическое излучение, каменистые породы в почве, стройматериалы жилищ. Второго Чернобыля на «Фукусиме» не будет. Японцы все сделали правильно: вовремя заглушили реактор, теперь борются с остаточными явлениями. Тем не менее, нужно сделать так, чтобы подобные ЧП не повторялись. Так как станции не могут работать без контроля человека, то в ответе за такие аварии люди. Думаю, каждому важно знать свое дело и исполнять свои обязанности, чтобы не допустить очередной техногенной катастрофы.

К сведению

Радиоактивностью называют неустойчивость ядер некоторых атомов, которая проявляется в их способности к самопроизвольному превращению (по научному – распаду), что сопровождается выходом ионизирующего излучения (радиации). Различают несколько видов радиации:
Альфа-частицы – положительно заряженные ядра гелия.
Бета-частицы – обычные электроны.
Гамма-излучение – имеет ту же природу, что и видимый свет, однако гораздо большую проникающую способность.
Нейтроны – электрически нейтральные частицы, возникающие, в основном, рядом с работающим атомным реактором.
Рентгеновские лучи – похожи на гамма-излучение, но имеют меньшую энергию.

Опрос Какой экологической катастрофы вы боитесь больше всего

Эльвира Юсупова, педагог:
– Я – пессимистка. Считаю, что наш мир уже в шаге от экологической катастрофы. Виной всему – сам человек и его потребительское отношение к окружающей среде. Я сейчас не имею в виду страшные катастрофы последних лет – Мексиканский залив и Фукусиму. Общая картина складывается из мелочей. И каждый из нас ежедневно вносит свою лепту в загрязнение окружающей среды.

Яна Жданова, технолог:
– В свете последних событий это, конечно, все, что связано с радиацией. Это только кажется, что мир большой и Япония от нас далеко. На самом деле все может измениться в считанные дни. Может быть, через каких-то пару месяцев над Уфой пройдет радиоактивный дождик из тучек, которые из Японии прилетели, и все мы мигом облысеем.

Андрей Бобров, студент:
– Конечно, радиация. От нее очень трудно спрятаться и последствия ее до сих пор не изучены до конца. Меня, например, очень пугают мутации. Достаточно набрать в поиске «Чернобыль», как сразу появляются фото мутантов. Зрелище не из приятных. Испытываешь шок от одной только мысли, что все это не фотомонтаж и не выдумка фантастов, а реальность.

Екатерина Краснова, психолог:
– Исчезновение воды. То есть, может, вода и будет, но пить ее будет нельзя. Мы, по-моему, к этому и идем. Только вдуматься – каких-то 100 лет назад (а это совсем немного, учитывая всю историю человечества) воду пили из рек, настолько она была чистой. А каких-то 10 лет назад мысль о покупной питьевой воде казалась дикостью, а сегодня уже остались единицы, кто пьет воду из крана.

Ирина МАРТОВА, Екатерина ВОЛКОВА.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Самое читаемое

Рубрики

Топ кликов

%d такие блоггеры, как: